Copyright    ©    Тарасов А.В.    1998

 

На главную    В раздел "Книги"

_____________________________________________________________

 

 

01   02   03   Содержание   04   05

 

 

 

Роспись церкви в Еммаусе изображает Иисуса, преломляющего хлеб во время трапезы.

У Еммауса Иисус встретил Клеопа и Симона после своего Воскрешения и ел с ними.

 

 

Поиск Истины

 

 Путь Христа

 

В настоящий момент наиболее актуальное, о чем необходимо говорить, является суть Времени, имеющая непосредственное влияние на все процессы, происходящие в мире и при этом стоящая вне материальных перемен. Преобразования в Высших Сферах, водящие существованием в Мире, указанные еще в предсказаниях двухтысячелетней давности, теперь требуют того, чтобы о них было написано.

Чтобы начать, обратимся к феномену Человека и вспомним, что человек является не только обладателем своего материального, но и носителем незримого тела. Человек является носителем Души. И в нем же есть Дух. Последний отличается от Души тем, что является более высоким качеством и состоянием человеческой сущности, представляющим действительное божественное подобие человека, мыслительной работы в себе и вне себя. Сознательно приходящий в мир, человек совершает выбор между существованием, подавляющим и убивающим все свои Высшие начала, и жизнью, дающей хлеб его Духовному Телу. Отсюда следует истина, что «не хлебом единым жив человек». Об этом, о различии тел земных (физических, материальных), душевных (душах) и духовных (Духе) читаем у апостола Павла:

Есть тела небесные и тела земные; но иная слава небесных, иная земных.

сеется тело душевное, восстает тело духовное. Есть тело душевное, есть тело и духовное.

Так и написано: первый человек Адам стал душею живущею; а последний Адам есть дух животворящий.

Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное.

(Первое послание св. Ап. Павла к Коринфянам 15:40,44-46)

Человек как носитель души обязан развиваться, ибо этика жизни Человека, наделенного разумом и речью, и способностью постигать великие Истины, состоит в непрерывном развитии. Человек проходит ступени развития, его душа поднимается и, наконец, ценой многих вековых борений, малая капля незримой жизни – душа – отступает, чтобы дать развернуться и засиять начавшему пробуждаться Духу. Многие заповеди различных религий, многие выводы философий, диалектика величайшего Мирового Духа содержит основы, столпы, на которых строится здание Человеческого Духа. Так человек постигает Бога.

Первый человек – из земли, перстный; второй человек – Господь с неба.

Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные.

И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного.

(Первое послание св. Ап. Павла к Коринфянам 15:47-49)

И вот Дух Человеческий развивается. И параллельно происходит уникальное явление, ибо будучи проявленным через миллионные души людей развивается Бог, Мировой Дух, являющийся Началом Истинного, Основоположником Всеобщего Существования. Он растет и высится. И подобно тому, как человек проходит ступени развития, не возвращаясь к предшествующим, ибо они уже известны и пройдены, так и Божественное начало возвышается во времени, имя которому – Вечность.

Человечество на протяжении всей своей истории падало и возрождалось, низвергалось в пучину греховного существования и восставало из пепла к вершинам Истин. Ибо на протяжении всей истории человечество в наиболее тяжелые и страшные свои времена встречало Спасителя, Человека не от мира, но пришедшего ради мира, который давал новое дыхание жизни и основывал новую веру. Он уходил как Бог, оставляя свои Истины на тысячелетья. Это были носители Солнечного Глагола, творческого Слова, это были Великие Посредники: Вишну индусов, Митру Персов, Горуса египтян, Будда Азии, Христос.

Последним пришествием в мир Сына Творца был Приход Христа – Великого Наставника, Учителя и Жертвенника во Имя Господне и ради жизни людей.

Теперь мы переходим к самому сложному моменту нашей темы:

Б О Г

Эта реальность одновременно познаваема и таинственна, трансцендентна и имманентна, неизменна и исполнена страсти. Одни верующие могут воспринимать Господа как личность, другие – как невоплощенную божественную суть, или как Истину, которая не является ни существом, ни несуществом. Это единство, которое многолико.

(Шюре Э. Великие Посвященные. Стр. 50)

Сопоставляя личность Бога христианства, ислама и иудаизма с не имеющим личностного воплощения Абсолютом индусской веданты, можно заключить, что каждой религии свойственен особый «способ постижения Абсолюта». Именно так. Необходимо указать, что, говоря о Боге, мы будем говорить именно о Единстве, мы обязаны говорить о личном Боге христианства, потому что к этому обязывает само время. Две тысячи лет назад Бог Отец, Тот, Кто являлся Единым Творцом Мира, Создателем и Водителем его, послал в мир Сына, Дух от Духа Своего, рожденного человеком Сына Человеческого – Христа, имевшего в себе Отца, который управляет миром и Человеками, сознание божественное и сознание земное.

...Христос – истинный Бог – есть в то же время и истинный человек. В евангельском изображении Он является во всей полноте психофизических обнаружений истинно человеческой природы. Подобно всем людям, Христос подвержен всем обычным невинным слабостям человеческой природы: испытывает чувство голода (Мк. 11:12; Лк. 4:2) и жажды (Ин. 4:7; 19:28), чувствует утомление (Ин. 4:6) и потребность сна (Мф. 8:24), подвержен страданиям и смерти (Мф., гл. 26-27 и парал.). Он переживает свойственные человеку душевные состояния любви (Мк. 10:21; Ин. 11:5, 13:23) и сострадания (Мф. 9:З6), радости (Лк. 10:21) и скорби до слез (Лк. 19:41; Ин. 11:З5); возмущается духом при мысли о предательстве ученика и предстоящих страданиях (Ин. 13:21; 12:27); воспламеняется гневом за поругание святыни (Лк. 19:45) и пережвает минуты тяжкого томления и борения духа ввиду крестных страданий (Лк. 22:44; ср. Евр. 5:7). Он обладает истинно человеческой волей (Мф. 26:39; Ин. 6:38), подверженной искушениям (Мф. 4:1 сл.; 16:23), и хотя всегда пребывает в повиновении воле Божией, но порою не без тяжких усилий (Мф. 26:38; Лк. 22:42). Обладая такой совершенной человеческой природой во всей полноте ее составных частей, способностей и проявлений, Христос проходит, по изображению Евангелия, и чисто человеческий путь жизненного развития, постепенно раскрывая духовно-телесные силы своей природы и с годами «преуспевая в премудрости и возрасте и в любви у Бога и человеков» (Лк. 2:52, 40). Истинно человеческий облик Спасителя выражается и в отношениях Его как к окружающей среде, так и к Богу, своему Отцу. В семейных отношениях Он является покорным и заботящимся о своих родителях сыном (Лк. 2:51; Ин. 19:26), в социальных, как член своего народа и общества, Он повинуется всем национальным законам и исполняет народные обычаи (Лк. 2:22; Мф. 26:17 и др.); в отношении к Богу Он представляет высочайший образец служения Богу, проводя всю жизнь в послушании Его святой воле (Ин. б:38) и молитвенном общении с Ним (Мф. 14:23; Мк. 1:35; Лк. 3:21; 5:16; Ин. 11:41 и др.). Словом, везде и во всем Христос являет образ истинно человеческой жизни и притом в высочайшем и прекраснейшем смысле слова. Вот почему Он Сам Себя называет «человеком» (Ин. 8:40), а название «Сын Человеческий» является обычным и излюбленным в Его устах наименованием Своей личности. Хотя это название и не может быть признано тождественным с понятием «человек», поскольку служит для обозначения всего лица Спасителя как Мессии, несомненно, однако, что в нем прежде всего дается указание на теснейшее органическое отношение Христа к человеческому роду как члена этого последнего, происшедшего от него и усвоившего Себе духовно-телесную природу в той целостной полноте, какой она принадлежит членам этого рода.

Согласно с евангельским изображением и самосвидетельством Христа учат и апостолы, называя Христа человеком (Рим. 5:15; 1 Кор. 15:21; 1 Тим. 2:5), мужем (Деян. 2:22; 17:31), рожденным от жены (Гал. 4:4), новым, вторым Адамом (1 Кор. 15:45; Рим. 5:14), воссиявшим отколена Иудина (Евр. 7:14), потомком Давида (Деян. 2:30; 13:23; Рим. 1:3; 2 Тим. 2:8) и Авраама (Гал. З:16; Евр. 2:16), дают родословие Христа, возводя Его то к Аврааму, то кАдаму (Мф. 1:2 сл.; Лк. 3:23 сл.), и называют антихристом того, кто не исповедует Иисуса Христа во плоти пришедшего (1 Ин. 4:2-3; 2 Ив. 7). Как на особо выдающееся место следует указать Евр. 2:11-18, представляющее сплошное доказательство полнейшего подобия Христа с нами: помимо тождественности по происхождению, указываемой в ст. 11, Христос, по апостолу, представляет полное тождество и по роду, поскольку называет людей своими братьями и детьми и, следовательно, имеет ту же, что и они, природу, приобщаясь плоти и крови (ст. 12-14), чтобы, уподобившись и искусившись во всем, иметь возможность помогать и искушаемым (ст. 16-18).

Каким Христос был в течение своей земной жизни, таким же истинным человеком остался Он и всегда пребывает и по своем воскресении. Человеческая природа Его с этого времени приняла только высшую форму бытия, но по существу осталась той же самой, что и раньше. [...] Все апостольское учение о вечном первосвященническом служении Христа всецело основывается на предположении Его вечно пребывающего существенного единства с нами, так что если мы «приступаем с дерзновением к престолу благодати», то потому лишь, что имеем во Христе Ходатая, Который может сострадать немощам нашим (Евр. 4:15, 16; ср. 5:1 сл.; 8:3 сл.; 9:12 сл. и др.). На вечно пребывающем человечестве прославленного Христа обосновывает ап. Павел и учение о теснейшем единении Его с Церковью (Еф. 5:23), равно как и учение о нашем воскресении (1 Кор. 15:21 сл.), ибо в противном случае – если Христос не имеет ничего однородного с нами, апостол не мог бы называть и нас членами тела Христова, равно как не мог бы именовать и Христа первородным между многими братьями (Рим. 8:29; ср. Кол. 1:12), раз Он при исполнении времени не оставался бы по существу таким же человеком, что и мы.

...Божественная и человеческая природа во Христе соединены ипостасно. Это соединение не есть простое общение Бога с человеком наподобие обитания или действия Божия, напр., в пророках, апостолах, или наподобие таинственного общения со святыми, равным образом это не моральное только единство, какое бывает между друзьями, но это реальное, постоянное, неразрывное единство двух природ – восприятие человеческой природы в личное единство с божественным бытием. Человеческая природа во Христе не имеет своей собственной ипостаси, а существует ввоспринявшей ее божественной ипостаси Слова... Ипостась Слова действует в ней и через нее как через свой собственный орган, так что все действия и состояния человеческой природы в собственном смысле принадлежат воспринявшему ее Богу-Слову, запечатлены характером божественным.

Такое представление о единении божества и человечества во Христе дается у ап. Иоанна, когда он говорит, что то самое «Слово», которое искони было у Бога и которым соэдано все, «стало плотию» (Ин. 1:14; ср. Рим. 1:З; 9:5, Фил. 2:7); равным образом оно выражается во всех тех местах апостольских посланий, где говорится о Христе как едином, одном и том же, всегда себе равном (Еф. 4:10; Фил. 2:6; Евр. 1:3; 13:8 и др.) и где Ему как Богу приписываются, свойства и действия человеческие, а как человеку – божеские (Деян. 20:28; 1 Ин. 1:7; Ин. 3:15; Рим. 1:3; Фил. 2:10; Евр. 9:14). Это апостольское учение имеет для себя твердое основание в самосвидетельстве Христа. В своих выражениях Себе Христос никогда не делает различия между божественным и человеческим существом; нет ни одного изречения, в котором можно было бы усмотреть след двойственности его сознания, обособления божественной и человеческой жизни, божественной и человеческой воли, с двумя обособленными друг от друга рядами действий, из которых каждый имел бы свой собственный самостоятельный центр. В единстве самосознания Христа объединяются как предвечное бытие Его у Отца, так и человеческое бытие в мире как Его собственные, принадлежащие одному и тому же лицу состояния. «Прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Ин. 8:58) – таково рельефнейшее выражение этого единства богочеловеческого самосознания, с которым могут быть сопоставлены подобные же выражения (Ин. 3:13; 8:25; 16:28 и др.). Равным образом, как об одном и том же, едином субъекте говорит Он о Себе, что Он есть сама истина (Ин. 14:6), источник жизни (6:35, 48, 51), что имеет власть жизни и смерти (11:5) и что Он имеет быть пригвожден ко кресту и умереть (Мф. 16:21; Лк. 18:33), но в смерти победить смерть (Ин. 2:19; 12:32; Лк. 24:26). Глубочайшие контрасты совпадают друг с другом в единстве одного и того же лица, являясь Его различными определениями и обнаружениями. Те и другие исходят из единого центра, из единого лица Богочеловека как воплотившегося вечного Слова.

(Христианство. Энциклопедический словарь. Т. 3, стр. 349)

Путь Христа, начавшийся на Земле, являлся не только путем Спасителя Человечества, Посредника между Богом и Людьми, Учителя, но и Того, Кого Отец вел не только к попранию земной смерти и дарованию человечеству Высшей, вечной жизни, но и по Пути принятия Его Власти, не только соединения с Ним, но и становления Его Истинным Богом, “Первым и Последним”, которым до определенного момента мог быть только Он сам.

Предзнаменование этого, то есть становления Христа Единым Богом и Вседержителем находим в Откровении Св. Иоанна Богослова, истинного свидетеля Божия:

После сего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего.

Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель.

Я [Иоанн] был в духе в день воскресный, и слышал позади себя громкий голос, как бы трубный, который говорил: Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний;

Я [Иоанн] обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и обратившись, увидел семь золотых светильников

и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом:

И когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый. И Он положил на меня десницу Свою и сказал мне: не бойся; Я есмь Первый и Последний,

и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи ада и смерти.

Кто побеждает и соблюдает дела Мои до конца, тому дам власть над язычниками,

и будет пасти их жезлом железным; как сосуды глиняные, они сокрушатся, как и Я получил власть от Отца Моего;

и дам ему звезду утреннюю.

Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам.

И сказал мне: совершилось! Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой.

Побеждающий наследует все, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном.

(Гл 4:1, Гл.1:8, Гл 1:10, Гл 1:12-13, Гл. 1:17-18, 2:26-29, 21:6-7)

И вот, мы видим свидетельство, о котором сказал сам Господь: «свидетельство Иисусово есть дух пророчества» (Гл. 19:10), являющееся подтверждением истинности слов о том, что Христос ныне есть сам Господь, принявший на Себя долю Отца, пожалуй единственное доказательство утверждений, что смена тысячелетий, начало Третьей Эры Человечества истинно является переходом мира из Руки Отца к Руке Сына, ставшего на место Отца. Подобные утверждения в настоящий момент принято называть эзотерическими, окрашивая их в оттенок сомнительного и негативного, если они являются утверждениями людей не вышедшими из среды церковного образования. Однако следует вдуматься в Слова Откровения, и понять сложность подобного изменения, ответственность в нем указанного и тяжесть времени и его процессов в период подобного происходящего. О предсказании сроков гигантских для мира перемен необходимо смотреть, бесспорно, не только в трудах «теологов» и «теософов», но и великих Провидцев Христианства, в их словах о приметах этого времени, о значении «конца века».

Переменилось ли что духовно с тех пор, как святой праведный Иоанн Кронштадтский говорил в 1907 году: «Посмотрите, как мир близится к концу; смотрите, что творится в мире; всюду безверие, всюду наносится оскорбление Существу бесконечному, всеблагому; повсюду хула на Создателя, всюду дерзкое сомнение и неверие, неповиновение; повсюду в мире вооружения и угрозы войной; повсюду угрозы смертию, повсюду убийства, всюду расхищения казны и частной собственности; повсюду потеря стремления к высоким, духовным интересам, ибо весь почти интеллигентный мир потерял веру в бессмертие души и вечные идеалы или стремление к богоподобному совершенству.

Итак, готовьтесь на суд, на суд страшный, на суд праведный, на суд единственный и окончательный, после которого будет или вечное блаженство, или нескончаемое мучение. Не удивляйтесь, что говорю так решительно: ведь мы очень недалеко от вечного огня.

Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые полагают то медлением, – замечает святой праведный Иоанн Кронштадтский, – но долго терпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию. Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся и разгоревшиеся стихии растают. Впрочем мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которой обитает правда.

(Иисус Христос и его ученики. Антология гуманной педагогики. Стр. 211, 213.)

В наши цели не входит ни подсчет сроков, ни математическое доказательство чисел и дат, ни сравнение слов о Едином разных направлений человеческой мысли.

В наши задачи входило указать на перемены, творящиеся именно в современном мире. И важно, чтобы «теософы» и «реалисты», «богословы» и «критики» нашли для себя материал для размышлений.

В связи с тем, что вышеизложенное является всеобщим положением и одинаково для любого верующего, обратимся и к эзотерической науке, дабы не возникало противоречий между известными записанными истинами и зафиксированными знаниями и знаниями Современности.

ХРЕСТОС (греч.). Ранняя гностическая форма слова Христос. Она употреблялась в пятом веке до Р.Х. Эсхилом, Геродотом и другими. Первый упоминает («Сhоерh.», 901) Manteumata pythochresta, или «пророчества, сообщенные богом пифий» через пифию. Хрестерион – это не только «место оракула», но и пожертвование оракулу или для него. Хрестес – тот, кто разъясняет прорицания, «пророк и предсказатель», а Хрестериос – тот, кто служит оракулу или богу. Самый ранний христианский писатель Юстин Мученик в своей первой «Апологии» называет своих товарищей по религии хрестианами. «Лишь по невежеству люди называют себя христианами вместо хрестиан», – говорит Лактантий (кн. IV, гл. VII). Термины Христос и христиане, первоначально писавшиеся Хрестос и хрестиане, были заимствованы из храмового словаря язычников. В этом словаре Хрестос означал ученика на испытании, кандидата на иерофантство. Когда он достигал этого, проходя через посвящение, длительные испытания и страдания, и был «помазан» (т. е. «натерт маслом», как посвященные и даже идолы богов, что было последним штрихом ритуального обряда), его имя изменялось на Христос, «очищенный» – на эзотерическом или языке мистерий. В мистическом символизме Христес, или Христос, означало, что «Путь» уже пройден и цель достигнута; когда плоды ревностного труда, соединяющего личность из бренного праха с неразрушимой Индивидуальностью, преобразили ее этим в бессмертное Эго. «В конце Пути стоит Хрестес», Очиститель, и как только это соединение состоялось, Хрестос, «человек скорби», становится самим Христом. Павел, посвященный, знал это, и имел в виду именно это, когда, в плохом переводе, в его уста влагаются слова: «Я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос» (Гал., IV, 19), правильный перевод его слов будет... «до тех пор, пока вы не проявите Христа в себе самих». Но профаны, знавшие лишь то, что Хрестес каким-то образом был связан со священнослужителем и пророком, и ничего не ведавшие о сокровенном значении Христа, настояли – как например Лактантий и Юстин Мученик – на том, чтобы называться хрестианами вместо христиан. Потому каждая добрая личность может найти Христа в своем «внутреннем человеке», как это выражает Павел («Ефесянам», III, 16,17), будь то еврей, мусульманин, индус или христианин.

Блаватская Е.П. Теософский словарь

Для сравнения: САРВАДА (санскр.) – буквально, «все жертвующий», титул Будды, который в одной из прежних джатак (рождений) пожертвовал своим царством, свободой и даже жизнью, чтобы спасти других (Блаватская Е.П. Теософский словарь).

Затем же, чтобы не возникало противоречий между первой частью изложенного и последующими, напомним, что авторы исходят из всеобщности, всецелостности знаний эзотерических, исторических и религиозных, ибо все это есть одно – «учение о Божественном Глаголе, которое в Индии провозглашалось Кришной, в Египте – жрецами Озириса, в Греции – Орфеем и Пифагором, и которое было известно среди пророков под именем Мистерий Сына Человеческого и Сына Божиего (см. Шюре Э. «Великие Посвященные», стр. 363).

Итак, в известном труде Алисы А. Бейли «Посвящение, Человеческое и Солнечное» мы встречаем следующее описание Иерархии:

 

 

Христос – «Он – великий Владыка Любви и Сострадания, как Его предшественник, Будда был Владыкой Мудрости». «Он – Мировой Учитель.»

В 1984 году произошло Великое Событие, ранее не отраженное нигде и только в недавнем времени описанное в одном из контактов с Великими Учителями. Санат Кумара, Господь Мира, покинул свою «работу», которую занимал в течение 18 миллионов лет. Он, готовивший Сына Своего вступить на Его Стезю и принять Мир к своему ведению, передал Ему власть над этим Миром и всю Свою Ответственность за него и всю свою власть и силу. И это подтверждается словами из Откровения Св. Иоанна:

Кто побеждает и соблюдает дела Мои до конца, тому дам власть над язычниками,

и будет пасти их жезлом железным; как сосуды глиняные, они сокрушатся, как и Я получил власть от Отца Моего;

и дам ему звезду утреннюю.

Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам.

(2:26-29)

Изменения произошли также в планах Иерархии, где теперь:

 

 

Майтрейя является носителем того Божественного Проявленного Духа, который есть Христос.

Подтверждение же Нового Имени Христа мы вновь увидим в Откровении св. Иоанна, к чему вернемся когда будем говорить о перевоплощении и реинкарнации и их упоминание в Библии (ибо многие, принявшие понимание ее в христианской традиции, мучаются поиском указаний на то в Писании, которые есть и увидеть их и рассмотреть необходимо). Итак, вновь мы видим подтверждение в Библии эзотерической традиции вне всяких споров и дискуссий.

Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать сокровенную манну, и дам ему белый камень и на камне написанное новое имя, которого никто не знает, кроме того, кто получает.

Побеждающего сделаю столпом в храме Бога Моего, и он уже не выйдет вон; и напишу на нем имя Бога Моего и имя града Бога Моего, нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего, и имя Мое новое.

(Откровение Св. Иоанна Богослова 2:17, 3:12)